"Если надо - повтор..." - хорошо, что не получилось!

Д-р Александр Гогун, за публикациями которого я слежу с удовольствием, на этот раз вынудил меня покрыться холодным потом: Мир почти влез в Третью Мировую Войну. Теперь я понимаю, почему мама улыбалась (только дома), когда Сталин умер. Рекомендую читать: https://www.svoboda.org/a/30430447.html
 

Александр Гогун. Обслуга двух товарищей. Сотрудники НКВД на службе у немцев

Благодаря декоммунизации и архивной революции в Украине историки получили доступ к следственным делам коллаборационистов и пришли к выводу о том, что костяком вспомогательных формирований на немецкой службе стал вчерашний партсовактив, успешно приспособившийся к новой власти.

Судьбы этих людей свидетельствуют о близости двух диктаторских режимов. Те, кто вчера расстреливал "врагов народа", был готов заниматься подобной работой в пользу гитлеровской власти. Мы рассказываем две истории о перекрасившихся сотрудниках НКВД.

Партизан-оборотень

Иван Хитриченко родился 25 октября 1903 года в с. Веприн Радомышльского района Житомирской области. В годы Гражданской войны и НЭПа мирно трудился простым рабочим на лесозаводах, а также кочегаром на железной дороге. С 1925 по 1928 год прошёл срочную службу в Красной армии, где вступил в партию, после чего решил пойти в милицию. Будто предвидя разгром села, годы коллективизации и Голодомора Хитриченко провел в крупных городах – Киеве и Николаеве. Причём используя партийный статус, без профессионального образования он смог стать помощником начальника по политчасти киевского городского управления НКВД.

Впоследствии капитан Драгенко, один из бывших руководителей Хитриченко, дал ему положительную характеристику:

…Политически развит, над повышением своего политического уровня работает, в партийно-массовой работе принимает активное участие.

Дисциплинирован, выдержан, имеет способности руководить подчинённым составом, пользуется авторитетом среди личного состава и у населения. За период работы в 10-м отделении милиции добился уменьшений уголовных проявлений на территории отделения, проводит активную борьбу с нарушителями паспортного режима, со спекуляцией и хищением социалистической собственности, лично занимается вербовкой агентуры и работает с ней.

Активизировав деятельность местного подполья, Хитриченко фактически его расконспирировал


Однако дальнейшую карьеру Хитриченко продолжил "на гражданке". В 1934–1936 годах он был сначала заместителем начальника политотдела машинно-тракторной станции по партийно-массовой работе в местечке Городок Каменец-Подольской области, а потом – заместителем директора по политчасти того же самого учреждения. В 1936–1938 годах Хитриченко дослужился уже до номенклатурной должности, став секретарём райкома компартии Украины в городке Дунаец той же самой Каменец-Подольской (сейчас Хмельницкой) области. Поучаствовав в "Великой чистке" 1937–1938 годов, в основном с помощью выявления, ареста и высылки бывших уголовников, ушлый карьерист сам угодил под следствие. Но даже в ежовщину ему удалось выкрутиться. Более того, "управленец широкого профиля" вернулся в столицу Украины, где с 1938 по 1940 год работал сначала начальником электромеханического цеха на керамическо-художественном заводе, а потом техническим инспектором ЦК союзов фарфорово-фаянсовой промышленности Украины.

Очевидно, Хитриченко тянуло к униформе. С апреля 1940 года он вернулся в органы и советско-германскую войну встретил в должности начальника Кагановического районного управления НКВД г. Киева.




Иван Хитриченко в ипостаси партизанского командира
Иван Хитриченко в ипостаси партизанского командира

Жена с дочерью успели эвакуироваться, а сам Хитриченко оказался в плену. Напомним, что из взятых немцами в плен летом – осенью 1941 года большинство не пережило зиму. Однако непотопляемый фигурант взял себе говорящую фамилию "Зайченко". Далее, по его же словам, он был выпущен по подложной справке из лагеря и вернулся на малую родину – в Житомирщину. В период, когда вермахт одерживал оглушительные победы, даже оставленные для работы в тылу противника коммунистические функционеры сидели тише мышей. А Хитриченко проявил инициативу и, активизировав деятельность местного подполья, фактически его расконспирировал. Более того, он создал партизанский отряд под своим руководством, и… формирование было уничтожено оккупантами во время первого же сбора. Сам "Зайченко" удивительным образом не пострадал, а вернулся в столицу Украины, где возглавил подразделение охранной полиции, сторожившей лагерь военнопленных.

Ковпак самовольно назначил Хитриченко командующим партизанским движением в Киевской области

Collapse )

Деды подчиняли

Дмитрий Чекалкин.

В сентябре 1943 года Сталин принял в Кремле митрополитов Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича). Он разрешил открыть часть церквей, монастырей и семинарий, приступить к изданию официального журнала Московской патриархии и провести выборы патриарха.

При этом церковь жестко подчинялась Совету по делам Русской православной церкви при Совнаркоме, в который был преобразован 5-й отдел 2-го управления НКГБ. Возглавил Совет по делам РПЦ начальник этого отдела полковник (с 1945 года - генерал-майор) госбезопасности Георгий Карпов.

В 2017 году СБУ обнародовала документы НКГБ об образовании Московской Патриархии. В них, в частности утверждается, что ВСЕ делегаты т.н. Поместного Собора РПЦ МП 1945 года были завербованы чекистами.

Гогун к 80-летию подписания Московског Пакта Молотовым и Риббентропом

Признаюсь (но не каюсь): я "группи" Александра Гогуна, регулярно отслеживаю его публикации. И вот ещё одна, к круглой дате Пакта, на польском радио. Читая многие англоязычные работы и беседуя с американскими и израильскими историками, поддерживающими позицию Суворова (увы, малочисленными), я с горечью присоединяюсь к мнению Гогуна о недобросовестности западных историков, послушно повторяющих "генеральную линию" Кремля - как советскую, так и российскую.
Мордор паде!

«Сталин – это война». Откровения, опубликованные до «Ледокола»

https://detaly.co.il/stalin-eto-vojna-otkroveniya-opublikovannye-do-ledokola/

Stalin-Hitler-Wiki-public-990x495

Лет за десять до того, как появился «Ледокол» Виктора Суворова, ко мне попала другая книга. Называется она «Сталин – это война», вышла в свет на английском языке в 1951 году в почтенном лондонском издательстве «Вейденфельд и Никольсон». Фамилия ее автора – Г.А. Токаев – вряд ли кому-то известна. Следует только знать, что книга «Сталин – это война» была опубликована при жизни Сталина.
Collapse )
«Политбюро ожидало, что советско-германская война начнется в августе 1941 года. Это был тот самый месяц, который Сталин и Молотов сочли наиболее благоприятным для атаки на своих друзей Гитлера и Риббентропа (…) Вместо того, чтобы ожидать нападения России, Гитлер сам нанес первый удар».

«Через два дня после ратификации пакта о ненападении мне стало известно из надежного источника, что во время его подписания – 23 августа 1939 года – в Кремле абсолютно точно знали, что в течение нескольких дней Германия оккупирует Польшу. Было также известно, вне всяких сомнений, что гитлеровская агрессия вызовет объявление войны Германии со стороны Великобритании и Франции. Таким образом, Сталин и Молотов совершенно ясно понимали, что, освобождая Гитлера от угрозы войны на два фронта, они неизбежно обрушивают на человечество Вторую мировую войну».

Чуть ли не первым Токаев описал глазами очевидца паническое бегство жителей Москвы во главе с партийным начальством, потому что «наши правители были убеждены, что нацисты скоро войдут в Москву».

И далее Токаев рассказывает об «историческом заседании» советского правительства 15 октября 1941 года, на котором обсуждался вопрос о сдаче Москвы без боя. С этим предложением выступил Молотов, добавив, что «с Гитлером надо заключить перемирие. Одни члены Политбюро были явно на его стороне, другие возражали. А кое-кто, включая Сталина, никак не мог решиться. Микоян был единственным, кто твердо заявил, что переговоры с Гитлером – это предательство по отношению к западным союзникам».

Источник этой информации легко установить, поскольку Токаев дружил с братом Микояна.

В 2003-м профессор Грегори Токати скончался в Лондоне, в возрасте 94 лет.

Владимир Лазарис, «Детали»

*Первая публикация этого материала — в журнале «Алеф»

Странная дискуссия об апологетике сталинизма в России

https://www.svoboda.org/a/30012513.html - Войну за интерпретацию Второй мировой войны обсуждают историки Павел Полян, Константин Пахалюк, Александр Гогун. Пахалюк - откровенный сталинист, отрицает агрессивные намерения СССР. Полян - историк серьёзный, но и он лишь косвенно поддержал версию Виктора Суворова. Лишь Гогун не врал и не вилял. Признаюсь: Я Гогуна считаю надеждой честной историографии, читал все его книги и постоянно отслеживаю интервью и статьи. Надеюсь, что он найдёт мецената на "Военную историю Сталина".